А. Дементьев
lonerr
Как бы нам тяжело ни жилось
И какие бы нас ни встречали невзгоды,
Не копите в душе ни обиду, ни злость.
Постарайтесь держаться достойно
и гордо.
Как бы нам тяжело ни жилось,
Не теряйте надежд возле горькой печали…
Жизнь длинна…
Есть предел и у чёрных полос.
Поменяется мрак на рассветные дали.
Так со мною случалось не раз.
Вопреки неудачам, ошибкам, заботам
Наступал долгожданный и праведный час,
Когда жизнь восходила к счастливым
высотам.
Потому что и в самые чёрные дни
Не терял я надежды и веры бессрочной
В то, что мы на земле все душою сродни.
И в нелёгкую пору
Кто-то выйдет помочь нам.

http://vkontakte.ru/note8727875_10977342

Григорий Вихров
lonerr

Все - в тебе. И все – из-за меня.
Я не стал коронным и коверным.
Раздается трубам, высям горным
Ад артиллерийского огня.
Нынче небо грозно говорит.
В доме мебель двигают пустую.
Век польстил. И кровь мою густую
Жертвеннику жадному сулит.
Расстояний не существовало.
Песня открывала новый звук,
У людей дневала, ночевала.
И просторы спящие храня,
В будущую память выбивалю,
Клинопись на круче выбиваю:
Все – в тебе.
И все – из-за меня.


http://vkontakte.ru/note8727875_10968763

Григорий Вихров
lonerr

Заклиная мать или сестру,
Запоет последний соловей:
Если ты заплачеш, я умру!”
Ласки утешающий огонь,
Дымом застелился поутру,
И записка – звездочкой в ладонь:
Если ты заплачеш, я умру”.
Небож – или просбы – широки.
Ветер оживает на юру.
Уходя, горюют старики:
Если ты заплачеш, я умру”.
Улыбаюсь и не пощажу,
Слезы безнадежные утру.
Там, откуда нынче я гляжу:
Если ты! Заплачеш, я умру”.
И любви, и тайне исчезать,
Вольно цвесть весеннему костру.
И опять я вынужден сказат:
Если ты заплачеш, я умру”.


http://vkontakte.ru/note8727875_10968758

Григорий Вихров
lonerr
Я из молитвы матери иду,
Слова забыв, к великому стыду,
В каком году отплачу, отпирую,
Освобожу сорочку роковую.
Освобожу, а ближе не найду.

Никто не знает по моей вине
Твоей судьбы, доверенной стерне
Осеннего тускнеющего луга.
Ты — кровь моя, советчица, подруга —
Пойди назад, вернись, поведай мне
Молитву сильной матери моей,
Однажды победившей страх распада
И вынесшей из голоса людей
Молитвою разбуженное чадо.

http://vkontakte.ru/note8727875_10968717

Григорий Вихров
lonerr
Под насыпью, во рву некошеном...
А.Блок


Увидел ночи предстоящие,
и сны терзают небывалые.
Восторги жгучие, таящие
и слёзы скорбные, немалые.

Резвятся русские испаночки,
духами дразнят, душат потом.
Автомобили, дровни, саночки
теряются за поворотом.

На перекрёстке дней торжественных
пою, один из неприкаянных.
Слежу толпу мальчишек женственных,
ревущих глоткой войн окраинных.

Стальное кружево. — Нет... крошево.
Судьба моя образовалася.
— Где ж Родина? — спрошу прохожего. —
Куда исчезла, подевалася?

Земляк в костюмчике поношенном
Твердит, на чудо уповая:
«Под насыпью, во рву некошеном,
Лежит и смотрит, как живая».

http://vkontakte.ru/note8727875_10968715

Григорий Вихров
lonerr
Проходи, герой ли, трус ли.
Наши хлебы остывают.
На небе играют гусли.
Гуслям тихо подпевают.

В полночь оживают руны.
(Мир цветению и праху.)
Помнишь, прежде эти струны
Рокотаху, рокотаху.

Вспомнишь ты, и вздрогнут внуки
На дороге, на привале.
Чьи же искренние руки
Душу нежную соткали?

Read more...Collapse )

http://vkontakte.ru/note8727875_10968708

Егор Исаев "Суд памяти"
lonerr
Вы думаете, павшие молчат?
Конечно, да - вы скажете. Неверно!
Они кричат, пока ещё стучат
Сердца живых и осязают нервы.
Они кричат не где-нибудь, а в нас.
За нас кричат. Особенно ночами,
Когда стоит бессонница у глаз
И прошлое толпится за плечами.
Они кричат, когда покой, когда
Приходят в город ветры полевые,
И со звездою говорит звезда,
И памятники дышат, как живые.
Они кричат и будят нас, живых,
Невидимыми, чуткими руками.
Они хотят, чтоб памятником их
Была Земля с пятью материками.
Великая! Она летит во мгле,
Ракетной скоростью до глобуса уменьшена.
Жилая вся. И ходит по Земле
Босая Память - маленькая женщина.

Она идёт, переступая рвы,
Не требуя ни визы, ни прописки.
В глазах - то одиночество вдовы,
То глубина печали материнской.
Её шаги неслышны и легки,
Как ветерки на травах полусонных.
На голове меняются платки -
Знамёна стран, войною потрясённых.

То флаг французский, то британский флаг,
То польский флаг, то чешский, то норвежский...

Но дольше всех не гаснет на плечах
Багряный флаг страны моей Советской.
Он флаг победы. Заревом своим
Он озарил и скорбь и радость встречи.
И может быть, сейчас покрыла им
Моя землячка худенькие плечи.

И вот идёт, печали не тая,
Моя тревога, боль моя и муза.
А может, это гданьская швея?
А может, это прачка из Тулузы?
Она идёт, покинув свой уют,
Не о себе - о мире беспокоясь.
И памятники честь ей отдают.
И обелиски кланяются в пояс

http://vkontakte.ru/note8727875_10966449

Иосиф Бродский "Конец прекрасной эпохи"
lonerr
Конец прекрасной эпохи

Потому что искусство поэзии требует слов,

я – один из глухих, облысевших, угрюмых послов

второсортной державы, связавшейся с этой,-

не желая насиловать собственный мозг,

сам себе подавая одежду, спускаюсь в киоск

за вечерней газетой.

Ветер гонит листву. Старых лампочек тусклый накал

в этих грустных краях, чей эпиграф – победа зеркал,

при содействии луж порождает эффект изобилья.

Даже воры крадут апельсин, амальгаму скребя.

Впрочем, чувство, с которым глядишь на себя,-

это чувство забыл я.

В этих грустных краях все рассчитано на зиму: сны,

стены тюрем, пальто, туалеты невест – белизны

новогодней, напитки, секундные стрелки.

Воробьиные кофты и грязь по числу щелочей;

пуританские нравы. Белье. И в руках скрипачей –

деревянные грелки.

Этот край недвижим. Представляя объем валовой

чугуна и свинца, обалделой тряхнешь головой,

вспомнишь прежнюю власть на штыках и казачьих нагайках.

Но садятся орлы, как магнит, на железную смесь.

Даже стулья плетеные держатся здесь

на болтах и на гайках.

Только рыбы в морях знают цену свободе; но их

немота вынуждает нас как бы к созданью своих

этикеток и касс. И пространство торчит прейскурантом.

Время создано смертью. Нуждаясь в телах и вещах,

свойства тех и других оно ищет в сырых овощах.

Кочет внемлет курантам.

Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав,

к сожалению, трудно. Красавице платье задрав,

видишь то, что искал, а не новые дивные дивы.

И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут,

но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут –

тут конец перспективы.

То ли карту Европы украли агенты властей,

то ль пятерка шестых остающихся в мире частей

чересчур далека. То ли некая добрая фея

надо мной ворожит, но отсюда бежать не могу.

Сам себе наливаю кагор – не кричать же слугу –

да чешу котофея…

То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом,

то ли дернуть отсюдова по морю новым Христом.

Да и как не смешать с пьяных глаз, обалдев от мороза,

паровоз с кораблем – все равно не сгоришь от стыда:

как и челн на воде, не оставит на рельсах следа

колесо паровоза.

Что же пишут в газетах в разделе "Из зала суда"?

Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда,

обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе,

как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;

но не спит. Ибо брезговать кумполом сны

продырявленным вправе.

Зоркость этой эпохи корнями вплетается в те

времена, неспособные в общей своей слепоте

отличать выпадавших из люлек от выпавших люлек.

Белоглазая чудь дальше смерти не хочет взглянуть.

Жалко, блюдец полно, только не с кем стола вертануть,

чтоб спросить с тебя, Рюрик.

Зоркость этих времен – это зоркость к вещам тупика.

Не по древу умом растекаться пристало пока,

но плевком по стене. И не князя будить – динозавра.

Для последней строки, эх, не вырвать у птицы пера.

Неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора

да зеленого лавра.

Декабрь 1969

http://vkontakte.ru/note8727875_10956036

О русском романсе замолвите слово....
lonerr
В последние 2-3 года очень полюбил русский романс, как классический, так и современный. Недавно открыл для себя Елену Камбурову. In my humble opinion - это лучшее, что есть у нас в романсе на данный момент. :) Рекомендую всем послушать, а особенно, "хорошее отношение к лошадям", да и вообще все "каверы" Маяковского и Блока.

http://vkontakte.ru/note8727875_10927174

К фразе Решетовой о том, что Пушкин устарел, устареть то он устарел, Людмила Ивановна, а до сих пор,
lonerr
Она была нетороплива,

Не холодна, не говорлива,

Без взора наглого для всех,

Без притязаний на успех,

Без этих маленьких

ужимок,

Без подражательных

затей...

Все тихо, просто было

в ней...

http://vkontakte.ru/note8727875_10926257

?

Log in

No account? Create an account